Дисциплинарные меры в церкви? Как обличать грех?

Дисциплинарные меры в церкви? Как обличать грех?

Большинство «дисциплинарных мер» в церкви следует осуществлять в рамках обычных взаимоотношений во временной период между понедельником и субботой. Нет, это не значит, что нам нужна церковь, в которой прихожане только и делают, что «исправляют» друг друга постоянно. Это было бы ужасно. Просто церковь должна состоять из людей, которые жаждут праведности. То есть, в идеале, члены церкви просят, чтобы их исправляли и направляли, а не прячутся от этого: потому что они желают расти.

«Привет, Роман, у тебя есть какой-нибудь комментарий относительно того, как я провел эту встречу? Что я мог бы сделать лучше?»

«Захар, я даю тебе полное право разговаривать со мной про мои взаимоотношения в семье, особенно про то, как я веду себя с моей женой. Мне, конечно, страшно спрашивать, но… что ты думаешь о том, как я воспитываю своих детей?»

Некоторые специалисты делают разделение между созидательными дисциплинарными мерами и корректирующими. Созидательные меры подразумевают обучение. Корректирующие направлены на исправление ошибок. Разумеется, два этих типа мер дополняют друг друга. В рамках же церкви дисциплинарные меры не должны ограничиваться лишь воскресным днем, но покрывать всю неделю. Ведь дисциплина – это еще один способ дать определение процессу ученичества. А когда происходит ученичество? Правильно, всю неделю.

Трудный вопрос

Существует трудный вопрос: когда дисциплинарные меры следует выводить с межличностного уровня на уровень расширенного круга людей и далее на уровень всей церкви?

И здесь нет универсальной формулы. Каждый случай имеет свои особенности. Например, старейшинам нашей церкви приходилось разбирать ситуации, над которыми не нужно было долго ломать голову, а были случаи, когда месяцы и даже годы работы и разбора не приводили к выводу ситуации на следующий уровень.

Так обычно случается, когда люди готовы трудиться ради победы над собственными грехами. Мне вспоминается случай одной семейной пары, с которой Совет нашей церкви работал на протяжении четырех-пяти лет. За это время полномочия некоторых членов Совета истекли и появились новые старейшины, которых ввели в курс дела для обеспечения непрерывной помощи находящейся в трудной ситуации семье. Никого в том случае не пришлось отлучать от общения.

Вопрос полегче

Вот вопрос полегче. По крайней мере, если размышлять теоретически: какие грехи обязательно нужно предавать общественной огласке и за какие стоит отлучать от общения? Для ответа на этот вопрос ранние богословы часто прибегали с списку, напоминающему записанное в 1 послании Коринфянам 5 и 6. «Я пишу вам о том, чтобы вы не общались с теми, кто называет себя братом, а на самом деле является развратником, корыстолюбцем, идолопоклонником или же клеветником, пьяницей или мошенником» (1 Кор. 5:11). Но, если следовать этому списку, значит ли, что отлучения заслуживает корытолюбец (жадный), а растратчик – нет? Жадный, а не убийца или педофил? Ведь ни растратчиков, ни педофилов, ни убийц в этом списке нет.

Абсолютно понятно, что этот список неполный. Павел приводит его с одной целью: «дать определение» людям, которые преуспевают в неверии и не раскаиваются (1 Кор. 6:9-10).

Итак, чтобы быстро и коротко ответить на данный вопрос, скажу следущее: грехи внешние, значительные и нераскаянные следует предавать огласке и отлучению, то есть грех должен удовлетворять всем трем условиям, а не одному из них:

  • (i) Грех должен быть внешним.

Во-первых, грех должен быть таким, что его можно увидеть или услышать. Он не может быть из разряда «я подозреваю, что этот человек лжет в своем сердце…». Павел говорит о жадности, но нельзя обвинить кого-то в жадности и отлучить от общения, если нет факта внешнего проявления этой жадности. Светский суд внимательно изучает улики, а разве церковь не должна также внимательно рассматривать ситуации? Жизнь по «мафиозными понятиям» Иисусу не интересна.

Смею заметить, что я назвал грех внешним, а не публичным. Например, прелюбодеяние – грех отнюдь не публичный. Он приватный. Именно поэтому я говорю о «внешнем» грехе.

  • (ii) Грех должен быть значительным.

Беспокойство, страх или стресс могут быть грехами. Но осуждать публично и отлучать от церкви за эти грехи я бы не стал.

Например, если я уличил брата в «приукрашивании» истории, а он отрицает свою ложь, он, вероятно, грешит. Но я не буду выносить это на публику. Петр пишет, что «любовь покрывает множество грехов» (1 Петра 5:8). Одна из главных характеристик здоровой церкви – готовность прощать и не упрекать за многие, даже почти все грехи, которые прихожане допускают в своей жизни.

Что же считать значительным грехом? Это грех, из-за которого невозможно верить, что человек является носителем Духа Святого в сердце и христианином, или, как минимум, отказывается в нем раскаяться. Вы ведь помните, что такое членство в церкви: это признание церковью заявления человека о своей вере. А «большие» (или значительные) грехи делают трудным возможность такого признания. Я могу не сомневаться в вере человека, иногда приукрашивающего свои истории мелкими деталями, но как я могу считать настоящей веру человека, упорствующего в сексуальном грехе, вербальном насилии, пьянстве и т.д.?

Вам кажется, что критерий «значительности» субъективен? Да, это так. Именно поэтому один и тот же грех, в одной ситуации, будет вполне уместно подвергнуть дисциплинарным мерам, а в другой, предавать огласке – будет преждевременным действием. Все зависит от множества сопутствующих факторов. Конечно, было бы легче получить полный и подробный список для каждой возможной ситуации. Но Господь решил, что для нас будет лучше, если мы каждый раз будем искать Его мудрости и поступать по вере. И, кстати, именно поэтому церкви следует взращивать в своих рядах как можно больше старейшин. Не стоит возлагать всю тяжесть ответственности за принятие подобных решений на плечи одного-двух мужчин, прежде чем дело будет вынесено на суд всей церкви.

  • (iii) Грех должен быть нераскаянным.

Человека обличили в грехе. Независимо от того, признает он этот грех или нет, обещает остановиться или нет, он не перестает совершать этот грех снова и снова. Он не может расстаться со своим грехом, как глупец со своей глупостью.

Как обличать в грехе?

Иногда Иисус переворачивал столы в гневе. Бывало, апостолы публично обличали отдельных людей (вспомните Петра и колдуна Симона из книги Деяний 8 или Павла из 1 послания Коринфянам 5). Время от времени обличение должно достигать 9 или 10 баллов по десятибалльной шкале громогласности обличения.

Но в подавляющем большинстве случаев, при обличении следует придерживаться следующих критериев:

Приватность: из Евангелия от Матфея 18 мы видим, что круг «вовлеченных», по возможности, должен быть максимально узким.

Мягкость: Павел говорит, что исправлять людей следует с кротостью (Гал. 6:1).

Осторожность: в том же самом стихе Павел добавляет «наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным». Иуда соглашается: «И к одним будьте милостивы, с рассмотрением, а других страхом спасайте, исторгая из огня, обличайте же со страхом, гнушаясь даже одеждою, которая осквернена плотью» (ст. 22-23). Грех хитер. Можно легко попасть в его сети, даже когда вы пытаетесь помочь другим от него избавиться.

Милость: Иуда дважды в этих стихах говорит о милости. Тон вашего обличения должен быть милостивым и чутким, а не самодовольным, будто вы сами никогда не спотыкались и обладаете иммунитетом от греха, постигшего обличаемого.
Беспристрастность: мы не должны судить обо всем заранее, не выслушав обе стороны истории (см. 1 Тим. 5:21).

Ясность: Пассивно-агрессивные или саркастические замечания неуместны, потому что они только защищают вас самих. Вы должны быть готовы «подставиться» ясностью своего замечания. Особенно, если вы ожидаете, что ваше обличение приведет человека к раскаянию, при котором он тоже «подставляется» перед вами. Иногда сдержанность помогает вывести человека из состояния защиты и почувствовать милость. Но это не должно быть в ущерб ясности. Чем шире круг, тем яснее должны быть ваши слова. В конечном счете «малое количество дрожжей может заквасить все тесто» (1 Кор. 5:6). Людей следует предостерегать.

Решительность: когда дело касается последнего шага дисциплинарных мер – отлучения, вся церковь должна проявить решительность: «Избавьтесь от старой закваски, чтобы вам быть новым, пресным тестом, каковым вы и должны быть» (1 Кор. 5:7), «Того, кто вызывает разделения (в Синод. “еретика”), предупреди раз, другой, но больше времени на него не трать.» (Титу 3:10). Должно быть совершенно понятно, что человек больше не является членом церкви и не может разделить с церковью трапезу Господню.

В таких вопросах нужна мудрость, потому что двух одинаковых случаев не бывает. Легко сказать: «Ну, вот с этим мы поступили так». Хоть прецедент и помогает чему-то научиться, нам все же стоит полагаться лишь на принципы Божьего Слова и руководство Его Духа, учитывая уникальность каждой конкретной ситуации.

 

Автор — Джонатан Лиман

Источник

Комментарии