Харизматические явления в средневековой церкви

Харизматические явления

Многие считают, что харизматическое движение — это что-то новое в церкви. Но если мы внимательно почитаем жития средневековых святых, мы найдем там проявления, которые очень похожи на современные харизматические (с поправкой на особенности средневекового стиля изложения).

Вот несколько историй из книги «Цветочки святого Франциска Ассизского» — «книги благодарной и благодарящей памяти о св. Франциске».

Как благословенный Франциск с пылом оттолкнул брата Массео на длину жезла, и о сладости, что испытывал Массео

Благословенный Франциск, разослав множество братьев и спутников в разные провинции мира, дабы явить добрый пример в том, что он велел делать другим, избрал себе провинцию Франции, дабы пойти туда вместе с братом Массео. Когда они остановились в неком месте, то просили милостыню ради любви к Богу. Затем нашли они некий источник красоты изрядной, подле которого был большой камень, возвышавшийся весьма удобно. Они положили куски хлеба, что собрали, испрашивая милостыню. Благословенный Франциск, имевший вид жалкий и малый рост, не собрал такие прекрасные куски хлеба, какие получил брат Массео, ибо Массео был мужем пригожим и статным.

Когда Франциск заметил это, то возрадовался духом и сказал: «О брат Массео, не достойны мы столь великого сокровища». И так продолжал он возвышать голос свой во многих славословиях. Брат Массео отвечал: «Дражайший Отче, как можешь ты говорить о сокровище, когда мы живем в такой нужде, и нет у нас ни скатерти, ни ножа, ни миски, ни вилки, ни слуги или служанки!» Святой Франциск отвечал ему: «По мне, владеем мы великим сокровищем, каждый раз, когда нет у нас ничего, что было бы изготовлено ремеслом людским, но все, что получаем мы, подается нам Промыслом Божьим, что можешь лицезреть ты в сих кусках хлеба, которые получили мы, в сем прекрасном камне и в сем чистом источнике воды. Посему желаю я, чтобы помолились мы Богу, дабы сие благороднейшее сокровище [118] святой бедности, что подал нам Бог, заставит нас любить Его всем сердцем нашим». И так, съев все те куски хлеба и выпив воды из того источника, восхвалили они Бога божественными гимнами и продолжили путь свой во Францию, пока не пришли к некой церкви, в которую вошли.

Когда благословенный Франциск молился перед алтарем, было ему божественное посещение, и ощутил он великий жар, воспламеняющий в нем великое и всецелое желание бедности. Был он столь воспламенен, что казалось, будто бы лицо его светилось, и дыхание его исторгало пламя любви. Воспламененный духом, Франциск вышел к спутнику своему и сказал: «Ах, ах, ах, брат Массео, предайся мне». Он сказал сии слова трижды. Брат Массео был изумлен сим великим пылом и, когда Франциск в третий раз сказал ему «Предайся мне», Массео бросился в руки святого Отца. Святой Франциск с глубоким вздохом и с пылом Святого Духа стал восклицать голосом гулким: «Ах, ах, ах», и поднялся вместе с братом Массео в воздух и оттолкнул его вперед, на длину жезла (Старинная мера длины, примерно равная пяти метрам). Когда брат Массео увидел сие, был он весьма изумлен великим пылом святого Отца. Позже рассказывал он спутникам своим, что, когда Святой оттолкнул его, испытал он столь великую сладость и такое утешение Святого Духа, что не мог припомнить ничего подобного во всей жизни своей.

Об экстазе, который снизошел на Брата Бернарда, и как тот оставался восхищенным от Заутрени до девятого часа службы

Брат Бернард из Квинтавалле был примером воплощенной благодати Божьей среди бедных последователей Евангелия, оставивших мир ради Христа. Часто дух его возносился к Богу, размышляя по божественном, с тех пор, как воспринял правило Святого Франциска.

Однажды, когда он пребывал в церкви и слушал Мессу, его разум был столь поглощен мыслями о Боге, что брат Бернард замер в восторге и будто бы не заметил момента вознесения Тела Христова (момент Мессы, когда священник поднимает Святые Дары над алтарем и произносит формулу Пресуществления – переводчик). Ибо он не пал на колени и не скинул капюшон, как сделали другие, но оставался неподвижным, с глазами, пытливо устремленными к небу, и оставался в таком положении от Заутрени до девятого часа службы (три часа дня — прим. переводчика).

Придя в себя он обошел весь монастырь, рыдая и говоря громким голосом: «O братья! O братья! O братья! Нет человека во всей этой земле, как бы велик и благороден он не был, который, если ему предложили бы дворец, полный золота, не пожелал бы взвалить на спину мешок монет, дабы овладеть столь великим сокровищем».

И вот небесное сокровище, обещанное любящим Христа, открылось Брату Бернарду. И его разум был столь поглощен этим откровением, что пятнадцать лет его сердце и чувства исторгались к небесам. Во все время сие он не удовлетворял свой голод, хотя и ел то немногое, что ему предлагали. Он говорил, что, если человек не чувствует, что он ест, то его воздержание не в заслугу ему, ибо истинное воздержание есть обуздание себя в том, что приятно твоему вкусу.

Его разум также столь просветился, что многое из божественного было открыто ему, дабы разрешить множество сложных вопросов и объяснить темные места в Писании, что он и совершал с великой легкостью. Его разум был столь отдален и исторгнут от всех земных забот, что он парил, подобно ласточке, над землей, и иногда оставался двадцать, а порой и тридцать дней на вершине высокой горы, размышляя о божественном.

Посему брат Жиль говорил, что брат Бернард получил дар от Бога, какого не получал ни один человек, а именно — дар того, что он был питаем в своем божественном полете, подобно ласточке. И по причине чудесного дара созерцания, который брат Бернард получил от Господа, Святой Франциск охотно и часто проводил в беседах с ним день и ночь. И нередко их находили пребывающими в состоянии экстаза на протяжении целой ночи в лесу, где они обычно встречались, чтобы поговорить о божественном.

Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Как Христос даровал брату Массео добродетель смирения

Первые спутники Святого Франциска всеми силами стремились следовать святой бедности, избегая земного, и овладеть всеми другими добродетелями, как верными средствами достижения небесного и вечного достояния.

Случилось однажды, что, когда братья собрались вместе, чтобы побеседовать о божественном, один из них привел такой пример: «Жил человек, великий друг Бога, которому был послан дар праведно жить в молитве и в трудах. В тоже время он был столь кроток, что считал себя величайшим грешником. И через это смирение он обретал святость, и утвердился в милости Божьей. Ибо так он возрастал в добродетели и спасся от грехопадения».

И Брат Массео, слушая эти удивительные вещи о смирении и зная, что сия добродетель есть одно из величайших сокровищ жизни вечной, столь воспылал любовью и стремлением к добродетели смирения, что возвел глаза к небу и дал обет, твердо решив никогда более не веселиться до тех пор, пока не почувствует, что добродетель сия прочно утвердилась в его душе. С этого мига он постоянно пребывал в молчании в своей лачуге, изнуряя тело свое постом, бдением и молитвами, рыдая пред Господом, и умолял Его даровать ему добродетель сию, без которой он чувствовал себя достойным ада, и коей друг Бога из рассказа, услышанного Братом Массео, был столь щедро одарен.

Через несколько дней, пребывая в такой состоянии духа, Брат Массео как-то вошел в лес и, восклицая и рыдая, просил Господа, Кто охотно склоняет слух Свой к голосам кротких молитвенников, даровать ему сию божественную добродетель. И услышал он глас с небес, который дважды позвал его: «Брат Массео! Брат Массео!».

И узнав душой, что се был глас Христа, он отвечал: «Господь мой». Тогда Христос сказал: «Что дашь ты взамен того, о чем просишь?» И Брат Массео отвечал: «Господи, я охотно дам изъять глаза из моей головы».

Христос отвечал: «Дарую тебе добродетель сию и при этом велю тебе беречь свои глаза». И сказав эти слова голос умолк. А Брат Массео так исполнился даром смирения, что с того времени постоянно пребывал в радости. И часто, когда он молился, то было слышно, как он издавал радостные звуки, подобные пению птиц, вроде «Фью-фью-фью», и его лицо имело выражение великой праведности и счастья. И он стал столь кроток, что почитал себя самым малым человеком в мире. А брату Иакову из Фаллероне, когда тот спросил его, отчего в радости своей он всегда издает одни и те же звуки, брат Массео с веселостью отвечал, что обретя всё благо одним способом, он не видел причин этот способ переменять.

Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

 

Источник: levushkan.livejournal.com

Автор: Pavel Levushkan

Комментарии