Исповедь «сломанного» лидера церкви

Исповедь «сломанного» лидера церкви

Мы привыкли шутить, что «тот, кто не умеет сам – учит». Но в церкви так нельзя. В церкви учить надо тому, что делаешь сам. Или не учить вовсе.

Каждый день одно и то же, как по часам. В каком-нибудь СМИ очередное сообщение об морально оступившейся знаменитости. Билл Косби, Брайан Уильямс – лишь недавние персонажи одной и той же истории. Кричащие заголовки не стареют, собирая каждый раз очередную бурю. И буря только усиливается, если знаменитость начинает отрицать свою вину. Не поймите меня неправильно – некоторые обвинения и вправду ложные. И я полностью за борьбу с несправедливыми обвинениями. Но иногда доказательства налицо, от них не увернуться. И даже тогда редко когда услышишь: «Простите меня».

Я понимаю, почему так происходит. По этой же самой причине священники призывают исповедоваться, но сами редко это практикуют это в своей жизни. Многие церковные лидеры говорят о важности исповеди, но в для себя исповедь вычёркивают из списка необходимых религиозных ритуалов.

Нужно ведь репутацию защищать. Свое имя оберегать. Поддерживать ореол совершенства, которое нельзя запятнать.

Мне, как лидеру церкви, этот груз понятен, я и сам его несу ежедневно. Да, у меня есть слабости, но я не могу о них поведать миру. Давай! Проповедуй об исповеди! Расскажи, почему каждому человеку нужно исповедоваться регулярно. Но свои грехи исповедовать не моги. Потому что, если нарушишь это свое правило, люди перестанут тебя уважать. Они перестанут следовать за тобой. Пусть внутри все взрывается, приходи в церковь нарядный и с улыбкой на лице!

Это такой напиток лидера. Лимонад на каждый день для тех, кому дана власть.

Но сегодня придется вылить лимонад. На этой неделе Бог меня сломал. Я подготовился к встрече со студентами, должен был получиться очень хороший разговор про исповедь. Я был в предвкушении успеха: будем вспоминать все причины для исповеди. А Бог сбросил на меня бомбу.

Святой Дух указал мне на мое грешное сердце. И сказал, что, прежде чем я заговорю об исповеди и Его Слове, я должен буду показать пример этой исповеди всем этим студентам.

Бог сказал мне, что я прячусь за фасадом сатаны. Видите ли, сатана знает кое-что о людях. Если у него получится заставить меня думать, что мне не нужна исповедь, он точно знает, что гордость и самодовольство очень скоро завоюют мое сердце. А гордость – это любимый рычаг сатаны. В ней – основа зла.

Для борьбы с гордостью есть исповедь. Бонхёффер об этом говорит так: «При исповеди человек обретает Крест. Первопричиной всех грехов является гордыня». Исповедь не только для худших из христиан придумана, он для всех, кто стремиться к углублению своих отношений с Богом.

И я как раз из таких. Возможно, эта статья будет стоить мне некоторых моих последователей. Может, и нет. Но я знаю, что исповедь подтолкнет меня ближе ко Кресту, а через это к более глубокому познанию Бога.

Итак, не будем дальше тратить время впустую, я исповедую следующее:

Я часто ищу благоволения в глазах людей более, чем в глазах Бога.

Тяжело вести людей ко Христу, если вы ждете от них постоянного одобрения. И я, в результате, не указывал людям на Христа. Я шел на компромиссы с совестью и не говорил истину тогда, когда ее следовало говорить.

Иногда мне важнее быть «прогрессивным», чем быть христианином.

По иронии судьбы было время, когда мне мой консерватизм был дороже моей веры. Но одной из групп по изучению Библии все изменилось. В тот раз меня впервые обличили и бросили вызов. После той встречи с друзьями я начал переоценивать все, что до тех пор знал о Боге.

В процессе этой переоценки я вдруг решил, что человек не может быть христианином и одновременно не быть прогрессивным человеком. И я раскаиваюсь в этом. Бог призывает к себе людей разных убеждений и культур. У меня много знакомых братьев и сестер из консервативных кругов, чья жизнь – отличный пример действия Евангелия Иисуса Христа на верующего человека.

Мне нравится быть в свете софитов больше, чем отражать свет истины.

Это смертный грех. Он еще к тому же и очень утомительный. Годами я стремился быть в свете прожекторов в ущерб Евангелию. Это значит, что я в секрете от других надеялся, что они «облажаются», а я на их неудачах буду возвышен. Так действует сатана. И в этом я каюсь.

Бог не обещал мне света софитов. В центре внимания должен быть Христос. А я учусь теперь довольствоваться своим движением к истинному свету, а не свету прожекторов.

Я часто призываю людей делать то, что сам никогда делать не собираюсь.

Так поступают плохие лидеры. Когда я прошу людей делать то, что сам делать не буду, я – плохой отражатель моего Спасителя. Более того, я часто был более требователен к другим, нежели к себе. Я распекал людей за их дела или бездействия, хотя сам был грешен в том же самом. Все это от сатаны. Мне очень нужно учиться слышать Бога, когда Он показывает мне во время подготовки к проповедям грехи, которые прежде всего есть во мне.

Часто мне идеи роднее, чем люди.

Когда мне нравится идея, которую я не собираюсь воплощать в жизнь – это не от Бога. Видите ли, я часто радуюсь идеям, потому что генерировать идеи – это легко. Они не требуют много времени. Они – абстракция. И, кстати говоря, отстаивать идеи – интересно. Но отстаивание идей редко способно изменить чью-то жизнь.

Бог не призывает меня отстаивать идеи. Он сказал мне любить ближнего. И именно этому поручению я должен следовать.

Я зачастую не верю в эффективность молитвы.

Нет, я конечно же молюсь. И не то, чтобы я совсем не верю в силу молитвы. Я просто не всегда уверен, что Бог меня слушает. Мне иногда не понятно, зачем молиться, когда Бог и так все знает. И все это – доказательства моего неверия.

Я не полностью подчинил свою жизнь Христу.

Я не подчинил свою жизнь Богу полностью, потому что не до конца доверяю Его плану и направлению. Мне казалось, что если я отдам Богу не все, у меня останется что-то в руке, если Бог разрушит все остальное. Это грех во мне говорит. Богу нужно отдать все. Каждую секунду каждого дня. Даже собственные мысли. Каждое свое действие.

Это мое стремление что-то оставить для себя – свидетельство моей гордости. Таким образом я сам себя лишаю радости. А весь мир я лишаю возможности еще раз увидеть славу Божью.

Даже сейчас, когда я это пишу, я чувствую тяжесть. Что-то внутри побуждает меня не писать ничего. Никому не нужно знать о моих проблемах. Это то самое давление «света софитов». Ноша лидера. Но еще это и ноша гордости. Та самая ноша, способная раздавить душу своей тяжестью.

Исповедь – это труд. Труд тяжелый. Но он приносит облегчение. Он дает жизнь. Слушайте, что говорит царь Давид: «Когда я молчал, обветшали кости мои от вседневного стенания моего» (Псалом 31:3). Исповедь должна стать основой моей духовной жизни. Она напоминает мне, что во мне есть зло, что мне очень нужен Бог. Очень! Что я совсем не соответствую Божьим стандартам святости. Мне нужна благодать Божья, мне нужна Его милость. Каждый день.

Люблю вас всех. Богу слава вовек. Аминь!

 

Автор: ФРЕНК ПАУЭЛЛ

Источник: hristiane.ru

Это перевод вот этого.

Комментарии