О моей церкви говорят плохо. Что делать? — размышления журналиста

Построение коммуникаций – вот предмет, который стоит начать изучать служителям церкви.

Меня, как христианку, коей я являюсь уже, ого, 16 лет, учили наставники не обращать внимания на то, что говорят обо мне люди. 

– Важно, – учили меня, – что говорит о тебе Бог, и это подробно изложено в Писании. 

Но люди продолжают говорить. И нередко мне в глаза или за спиной. Чаще – хорошее. Фух. Это радует. Но бывает, слышу о себе то, кем я не являюсь. 

Когда речь заходит о протестантской церкви, в подавляющем большинстве случаев в странах постсоветского пространства такие церкви называют сектами. И, странная штука, христиане не реагируют на это. Ведь, да, помню, важно не то, что говорят о церкви люди/СМИ, а что написано в Библии. Плохо только, что не все ее читают.

Когда я слышу неправду в свой адрес, стараюсь прежде, чем разозлиться на ложь, поговорить с человеком. По крайней мере, спрашиваю, почему он так решил. Пытаюсь услышать и его мнение. Снова говорю, потому что, не поверите, чаще всего человек или сам что-то не понял, или думал/ему казалось, что я такая. А во время разговора выяснилось, что я вот не совсем уж сво…

Мне нравится церковь, в которую я хожу. Мне нравится именно такой стиль прославления, мне нравится этот шум-гам во время молитвы и тишина, когда пастор говорит Слово от имени Бога. Мне нравится, что всего за несколько часов службы даже прийдя не в настроении, ухожу бодрая и веселая; не имея понимания в каком-то вопросе, могу получить для себя четкую инструкцию, что делать. Да много чего… И это мне нравится. Но мне очень не нравится, что люди могут называть мою церковь – сектой, потому что совсем ее не знают. 

Не знают, что в ней совершенно разрушенные судьбы восстанавливаются, что вчерашние отбросы общества, слушая Слово, принимают решение и служат своему городу, своей стране; что люди, у которых диагнозы смертельные!, поверив Писанию, по молитве получают медицинские подтверждения о том, что здоровы. Это чудо. Невероятно. Но факт. 

Много можно говорить. Протестанты добавят целый список своих собственных причин хождения в эти «секты».

Но  стоит ли продолжать терпеливо выслушивать в адрес своей общины неправду? А? Может начать искать варианты, как рассказать о добрых делах своей церкви не только прихожанам и их соседям? Может стоит начать выстраивать отношения с местными СМИ и журналистами? Может начать учиться выстраивать коммуникации с обществом, а не стоять, повернувшись к ним спиной? Может уже хотя бы попытаться говорить вместо многолетнего прятанья головы в песок?

Если я не буду говорить с человеком, который считает меня такой и сякой и разъэдакой, он так и будет продолжать думать обо мне. И утвердится в собственном мнении, если я ничего не буду с этим делать.  

Если церковь будет молчать, даже когда она станет многотысячной, ее так и будут воспринимать сектой, потому что людям не запретишь думать так, как они думают. И СМИ не запретишь писать то, что они пишут. И это будет продолжаться до тех пор, пока служители церкви не сядут за стол переговоров с обществом и СМИ.

Построение коммуникаций – вот предмет, который стоит начать изучать служителям церкви. Изучать и потихонечку применять. Глядишь, не быстро, не завтра, но что-то начнет меняться. И ярлык «секта» заменится на церковь. Как, естественно, и должно быть! 🙂 

Стоит отметить, что в Днепре пройдет тренинг на тему: «Как улучшить репутацию своего служения/организации/церкви». Приглашаем!

 

Автор — Аня Шевченко, журналист, главный редактор журнала «Новое поколение»

Источник 

 

Комментарии