Пастор адвентистов рассказал, как «ДЕЛАЮТСЯ» ток-шоу

Пастор адвентистов рассказал, как "ДЕЛАЮТСЯ" ток-шоу

Виталий Киссер — пастор Церкви христиан адвентистов седьмого дня из Нижнего Новгорода дважды принимал участие в программе «Прямой эфир» с Борисом Корчевниковым на канале «Россия-1» в августе 2015 года: в первый раз по видеосвязи, второй — лично в студии. Обе передачи были посвящены трагическому убийству 6 детей и двух женщин в Нижнем Новгороде. На обеих передачах в адрес Церкви адвентистов седьмого дня звучали оскорбления, ложные факты и даже угрозы. Имел ли пастор возможность отстоять доброе имя своей церкви, и какие технологии используют авторы ток-шоу, чтобы ввести в заблуждение зрителей? Виталий Киссер ответил на вопросы корреспондента христианской газеты «Сокрытое Сокровище».

— Виталий, почему, выслушав оскорбления в адрес вашей церкви на первой передаче, вы пошли на вторую? Что заставило наступить дважды на одни и те же грабли?

— Во-первых, нас обманул нижегородский представитель канала «Россия-1». Именно после первой передачи он позвонил мне и сказал, что готовится вторая передача, в которое планируется реабилитировать имя нашей церкви, и пригласил в ней поучаствовать. Мы приехали на эфир с московским пастором Александром Турецким, и только перед началом программы поняли, что нам солгали. Но уходить мы не собирались, потому что стало абсолютно ясно, что провокация против церкви у них уже запланирована, и если нас не будет, это только усугубит ситуацию.

— Как вы поняли, что готовится провокация?

Перед началом передачи все участники находились в одной комнате, ожидая своей очереди на выход. Приехали соседи Белова из Гороховца, из Нижнего Новгорода, я послушал общий настрой, о чём они говорят: «Адвентисты — сектанты, всё это из-за них», и т. д.

И тут зашла девушка — сотрудница телеканала, и стало абсолютно понятно, что сценарий передачи прописан так, чтобы очернить нашу церковь. Сотрудница была подвыпившая, с собой у неё была баночка алкогольного энергетика. Надо сказать, что некоторые сотрудники и участники передачи тоже были пьяные, это было очень заметно.

Девушка начала готовить к эфиру каждого участника: «Ты помнишь свою роль? Повтори, что ты должен говорить». Дальше она давала указания, кому как себя вести в студии: «Так, выходишь — сразу начинаешь кричать, нападай…».

Потом обратилась ко мне: «А вы кто?» Я говорю: «Я так понял, что я тот, кого вы хотите тут оболгать. Но я буду говорить всё, как есть, а не так, как вы людям на бумажке написали».

«А, ну, ладно, с вами вопрос ясен», — нисколько не смутилась она.

Перед самым выходом она ещё раз давала каждому участнику мощную психологическую установку: как начать разговор. Именно поэтому многие приглашённые, едва появившись в студии, начинают кричать, или даже с кулаками кидаются на кого-то.

Нечего и думать, что на таких передачах приглашают людей, чтобы выяснить правду, выслушать разные точки зрения. Каждая такая передача — срежиссированная постановка. Все говорят по бумажке заранее заготовленный текст. Ведущий ведёт всё так, чтобы создать у зрителя то впечатление, какое было заранее спланировано.

Пастор адвентистов рассказал, как "ДЕЛАЮТСЯ" ток-шоу

— Виталий, у тех, кто смотрел передачу, сложилось впечатление, что на некоторые обвинения вам нечего было ответить. Все ли ваши ответы вошли в программу?

— Конечно, нет. Во-первых, во время съёмки идёт манипуляция участниками. Если на тебя навели камеру и задали вопрос, это не значит, что ты сможешь ответить. Ты начинаешь говорить, тебе тут же отключают микрофон и дают изображение с другой камеры. Т. е. идёт «артобстрел», на тебя кричат со всех сторон, а ты не можешь ничего ответить, потому что у тебя выключен микрофон.

Во-вторых, во время монтажа программы вырезали многое из того, что я говорил.

Пастор адвентистов рассказал, как "ДЕЛАЮТСЯ" ток-шоу

— Какие именно ваши ответы не вошли в передачу?

Я дал пояснения на все негативные утверждения Дворкина, в частности, будто из адвентистов вышла секта «Ветвь Давида». Это абсолютно искажённый факт, но его утверждение в итоге вошло в передачу, а мой ответ вырезали.

Также я приводил недавний пример. Здесь, в Нижнем Новгороде, был суд над человеком, который выкапывал трупы девочек, приносил их домой. Он психически ненормальный, православный. Никто ведь не обвиняет Православную церковь в том, что у неё есть такой прихожанин. Нельзя преступление человека привязывать к какой-то религиозной организации. В любой церкви есть люди ненормальные. Церковь призвана к тому, чтобы в неё приходили люди убогие, больные и несчастные. Если церковь откажется от них, будет церковь только для богатых и успешных, то это уже будет проблема для общества.

Обвиняли нас в том, что мы «пятая колонна», связаны с Немцовым, получаем деньги из Америки. То, что Юлия Ефимовна Уткина, директор телекомпании «Три ангела», — сестра Бориса Немцова, это никто не скрывает. Но в передаче всё представили так, будто она руководитель церкви. Я пытался объяснить, что к руководству церкви она отношения не имеет, она такая же прихожанка, как все остальные. Это всё вырезали.

— Программа называется «Прямой эфир», а идёт она в записи?

— Да, практически все эти передачи записываются и монтируются. Вырезать и смонтировать можно всё так, как нужно режиссёру.

— В итоге создателям программы удалось сделать всё так, как они запланировали?

— Нет, того эффекта, которого хотели, они не достигли. Во-первых, я смотрел за реакцией зала. В зале сидят реальные живые люди, москвичи, которых приглашают из близлежащих районов. Они ни разу негативно не отреагировали в мой адрес. Люди смотрели на меня с сочувствием, видя, как меня спланированно пытаются морально уничтожить.

Во-вторых, не все участники выполнили до конца указания режиссёра. От нижегородского журналиста сотрудница шоу требовала, чтобы он, выйдя в студию, на повышенных тонах начал говорить: «Белов — адепт этой секты, детей своих избивал за малейшую провинность…» После того, как мы с ним поговорили, у него язык не повернулся это сказать. Даже когда начали во время эфира что-то кричать про адвентистов, он стал нас защищать.

В третьих, самые отвратительные сцены они всё-таки не вставили в программу. Перед выходом в студию я пообщался с двумя женщинами из Гороховца, и у них, вроде бы, пропало желание говорить что-то негативное про адвентистов. Режиссёры это заметили и срочно внесли изменение в сценарий. Меня выпустили вперёд и в моё отсутствие «обработали» их. Когда они после этого вышли, одна женщина подошла ко мне и начала сразу на меня кричать: «Вы что тут прикидываетесь? Ведь это адепты вашей секты ходят и срывают с людей кресты, заставляют сжигать иконы!» Первые мгновения я был просто в шоке от такого вранья. Смотрю на неё, а она вся бледная. Видно, что её заставили это сказать. Первая мысль была спросить: «Что ты говоришь? Ты за сколько совесть свою продала?» Потом подумал: если скажу это — она в обморок упадёт. В таком состоянии она была.

Далее у них была задача говорить о том, что Олег Белов периодически насиловал свою мать. Это тоже ложь, которую придумали авторы программы, чтобы создать «образ волка». После того, как она произнесла «Он её насиловал», этой женщине по сценарию планировали задать вопрос: «В каком смысле насиловал?». Она должна была сказать: «В прямом смысле было сексуальное насилие». Но в студии она замялась, не смогла выговорить эти слова. Она стала говорить: «Соседи слышали крики» и т. д. То есть у человека уже язык не повернулся дальше говорить эту ложь.

Вот эти две женщины, когда мы ехали в поезде обратно, подошли ко мне и сказали: «Простите нас, пожалуйста! Нас заставили». И всё они сказали мне, сколько денег им заплатили. Каждый из рядовых участников, которые выступали по сценарию, получил от 10 до 20 тысяч рублей. Можно предположить, что все «эксперты» получили ещё больше.

— Ваше самочувствие после программы?

После программы я почувствовал мощнейшую опустошённость. Когда всё закончилось и люди начали выходить из студии, я даже не мог встать, казалось, что упаду. Такой был напор, столько грязи вылили, что бесследно это, конечно, не прошло.

Кроме того, там было столько провокационных вопросов, которыми ведущий просто загонял в тупик, пытаясь выжать из тебя «правильный» ответ. Например, на этой передаче им нужны были публичные признания вины от тех, кого они хотели обвинить. Ведущий выпытывал: «Вы осознаёте свою вину? Вы чувствуете свою вину?»

Я совершенно искренне ответил: «Нет, я не чувствую свою вину». Если бы я знал или мог предполагать, что случится в этой семье, я бы лично защитил этих детей. Но наша связь с Беловыми была настолько эпизодической, что мы не могли даже предполагать такого финала. Церковь сделала всё, чтобы этому человеку помочь, чтобы он принял Евангелие, исправил свой характер. Никакой вины я не чувствую ни за собой, ни за церковью.

Побывав в этой шкуре, я понял, что в принципе, используя вот эти технологии СМИ, можно уничтожить практически любого человека. Немного Христос дал почувствовать, что Он испытывал, когда Его оклеветали, и толпа кричала: «Распни!» И при этом нужно любить этих людей. Ведь я тоже мог себя повести иначе. Мог начать так же резко отвечать.

— Почему же не начали?

— Когда я ещё летел в самолёте в Москву, одна сестра во Христе прислала мне смс. Я ей очень благодарен за это. Там было написан текст из Библии. Она прислала в новом переводе, а в синодальном он звучит так: «Господа Бога святите в сердцах ваших; [будьте] всегда готовы всякому, требующему у вас отчёта в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Петра 3:15). Я запомнил этот текст, и как только в ходе программы у меня вскипало что-то внутри, я вновь его вспоминал. Думал: «Пусть я буду оплёванным, униженным, но я сохраню дух Христа и кротость».

— А как вы теперь относитесь к тем людям, которые столько грязи вылили на вашу церковь?

— Когда Христа распинали, Он молился: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают». Эти люди тоже не свои слова говорили. Это как во времена Христа: когда Иисус вошёл в Иерусалим, люди кричали «Осанна!» Как только власть переменилась, они закричали: «Распни!» Люди по сути своей очень нестабильны. Без Христа у них нет фундамента. Куда ветер дует, туда они и поворачивают. Ненависти к ним нет ни малейшей. Я им сочувствую. Они так дёшево продали свою совесть. Как Иуда в своё время продал Христа за 30 серебренников. Только у каждого свои эти 30 серебренников.

Бог всё равно откроет людям правду, что церковь христиан адвентистов седьмого дня — это не секта, а Божий народ, несущий людям добро и свет. Да и сейчас думающие люди не поверили той лжи, которую предлагало это ток-шоу. Среди моих знакомых много людей, которые не ходят в церковь. Многие из них видели эту передачу. Но ко мне, как к личности, и к моей вере их отношение осталось хорошим.

Источник: Газета «Сокрытое Сокровище» август 2015 г.

Комментарии