Пастор Сергей Цалко о своем призвании, страхах и жизненных приоритетах

Сергей Цалко о своем призвании, страхах и жизненных приоритетах

Со школьных лет всем нам известна книжная серия «ЖЗЛ». Мы любим читать о жизни великих людей, об их подвигах и открытиях. А много ли вокруг нас тех самых Замечательных Людей? Этим вопросом я задавалась, готовясь к интервью с пастором церкви «Новое поколение» Сергеем Цалко.

Путевые знаки в биографии человека одинаковые – родители, учеба, первая любовь, свадьба, дети, работа, — но у каждого они наполнены своим неповторимым содержанием. Бог не уставая пишет судьбы людей, делая их уникальными. Сергей Адамович в детстве был озорным мальчишкой, который зачитывался книжками о приключениях, легко учился и сдавал экзамены, служил в элитных войсках в Москве и даже был участником парада на Красной площади. А еще…

Впрочем, об этом вы узнаете сами…

Сергей Цалко о своем призвании, страхах и жизненных приоритетах

— Каким видели Ваше будущее родители?

Они не говорили о том, каким они меня видели. В этом вопросе мои родители давали свободу выбора. Они могли ненавязчиво предлагать, чтобы я пошел по линии отца, но мне не нравилось сельское хозяйство, хотя отец был агрономом. Меня тянуло к приключениям, к дальним странам. После школы я поступал в Киевский государственный университет, сдал один экзамен хорошо, а математику – завалил.

— На какой факультет?

На географический. И после этого пошел работать на завод – учеником токаря, приобрел специальность и пошел в армию.

— Вы вернулись из армии, и что дальше?

Снова пошел работать. Проработал на заводе 2 месяца, в августе поступил в Ирпенский индустриальный техникум на специальность – техник-электрик. Сегодня этот техникум – налоговая академия Украины. Большинство преподавателей, которые нас учили, до сих пор там работают.

— Как у Вас складывались отношения с девушками?

Отношения с девушками складывались. Я не знаю, любили ли меня все, но я всех любил. Конечно, я, как все люди, достигая определенного возраста, начинал обращать внимание на противоположный пол. Ничто человеческое мне не чуждо. У меня не было такой девушки, которая бы провожала меня в армию или обещала ждать меня. Кому-то я симпатизировал. Сказать, что я был в кого-то очень сильно влюблен – нет.

— Как вы познакомились со своей женой?

Когда я учился, встретил девушку из Днепропетровска, которая приехала на курсы повышения квалификации, и я глаз на нее положил. Познакомился. Я уже не помню, как. Я видел, что она тоже взгляды в мою сторону бросает. Так мы стали общаться. Я же тогда еще учился, но иногда мы приезжали в Киев. Гуляли. У нас было любимое место на Хрещатике, где мы слушали музыку. Ну, конечно, я вырос на Битлз, Роллинг-Стоунс и т.п. Это музыка моей эпохи, это, конечно, была моя музыка.

csalko-1-NGNews_org.jpg

— Остается и сейчас?

Музыку я очень сильно любил, купил магнитофон, приставку приобрел, брал записи напрокат. Магнитофон, по-моему, был Маяк-202. Последние деньги тратил на то, чтобы слушать музыку. Но сказать, что теперь сильно от нее фанатею – нет. Ну и, конечно же, любил Высоцкого, Розенбаума, «Машина времени» по сегодняшний день остается моей любимой группой.

— Как долго Вы встречались со своей будущей женой?

От знакомства до свадьбы прошло два года, и мы поженились именно в тот день, когда познакомились, 6 июня. Почему? Не то, что суеверные были, просто хотелось эту дату как-то отметить.

— Вы придаете значение датам?

В жизни должны быть какие-то ориентиры, какие-то вехи, которые запоминаются. А есть люди, которые не помнят, когда они к Богу пришли, не говоря уже о том, что не знают, когда водное крещение приняли — вот так жизнь прожили, вообще ничего не помнят.

— Вы помните день, когда обратились к Богу?

Конечно. Это было 28 мая. Я не могу его забыть, потому что в этот день была буря, шквал, град, ветер всю ночь ломал деревья. Но я принял решение пойти и покаяться. На наш подъезд деревья упали так, что перегородили выход из дома. Мы с соседями деревья пилили, чтобы можно было выходить. Но я решил, что, несмотря ни на что, пойду на служение.

— Что было предпосылкой этому?

Предпосылкой было то, что моя жена первая покаялась, пришла к Богу. До этого наша жизнь была фактически уже только формой семьи. До этого мы уже 11 лет прожили в браке, у нас было двое детей. Но проблемы, болезни, быт и все остальное делали нас все больше чужими, мы отдалялись друг от друга, и дальше так не могло продолжаться. Хотя внешне, со стороны, мы выглядели нормальной семьей.

— Это была не православная, а харизматическая церковь?

Да. В Днепропетровске. Моя жена прибегала к разным ухищрениям, чтобы я пошел на служение. Но Бог дал ей мудрости оставить меня в покое и молиться. И удивительно, что Бог в самом деле стал работать надо мной. В голову приходили мысли, несвойственные мне — о вечности, о смерти, о греховности. Я знал, что Бог где-то есть, хотя это не мешало мне быть в свое время членом партии. Я точно знаю, что моя жена за меня молилась.

— Долго молилась?

Две недели. Быстро, — наверное, качественная вера была. Через две недели я принял решение без нажима и давления. Осознание моей греховности пришло ко мне не во время проповеди. Сама проповедь, призыв к покаянию для меня уже не имели никакого значения. Просто ждал момент, когда нужно выйти и совершить все это. Вот и все. Вышел, покаялся. Через неделю принял водное крещение и начал служить Богу. Жена у меня была инициативная, во всех мероприятиях церкви принимала участие. А я только в свободное от работы время посещал церковь.

— Приход в церковь отразился каким-то образом на отношениях в семье?

Знаете, когда мы оба пришли к Богу, мы получали очищение, освобождение, вместе говорили, говорили…Бог вообще сделал все новое, это было что-то потрясающее, что нельзя сравнить даже с периодом влюбленности. Причем эти чувства не угасают со временем. С того времени прошло 15 лет, а я ее люблю даже больше. С ее стороны — то же самое.

Сергей Цалко о своем призвании, страхах и жизненных приоритетах

— Почему Вы решили стать пастором?

Я вообще не решил быть пастором. Я не хотел быть пастором. Я даже никогда не стремился к тому, чтобы быть пастором. У меня и мысли такой не было. Так обстоятельства сложились.

— Хорошо Вам находиться в этой роли?

Вы думаете, это хорошо? Попробуйте. Дело в том, что я верю, что Бог имеет для нашей жизни Свою судьбу, Свой план. И, когда мы были еще молодыми верующими, в церковь приехал пророк. Меня в тот день не было на служении. Вечером мне позвонила жена и сказала, что приезжал пророк, он пророчествовал и сказал: «Где твой муж?». Она: «Его сейчас нет». «Я призвал вас для Своего служения, напишу на сердце твоего мужа – пастор, служитель.Это время вашей подготовки, это время вашего становления. Вы должны правильно его использовать».

Я посмеялся над ним, честно говоря. А она всерьез это восприняла. Да, я Бога люблю, я в церковь хожу, у нас все хорошо, но у меня свои планы. Позже, когда я встретился с Алексеем Ледяевым в Мелитополе, я получил откровение, которым делился с ним по дороге в Днепропетровск. А он говорит: «Получил откровение — осуществляй его». Вернувшись домой, я стал делиться переживаниями с теми людьми, которые были вокруг меня, рассказывать им то, что будоражило мое сердце. Небольшой группой людей мы стали собираться и молиться. Мы ожидали, что приедет кто-то из Риги и будет пастором. Но никто не ехал. Все задавали вопрос, кто же будет пастором? И все смотрят на меня. А я отвечаю — не я. И мы ждем. Но время идет, и надо брать ответственность. Тогда однажды я из себя выдавил: «Ну, наверное, я». Мы все облегченно вздохнули, — наконец-то.

Бог дал мне хороших, надежных друзей, которым я сказал: «Смотрите — вот моя семья, вот я, вот наши отношения, вы можете сейчас задавать любые вопросы. Если мы соглашаемся сейчас идти дальше, и вы разделяете мои откровения, которые я озвучиваю, нам нужно согласиться. Есть вопросы, претензии? Если вы считаете, что я достоин быть вашим пастором, то давайте сейчас сразу все решим». Мы помолились, совершили хлебопреломление. Вот эти 12 человек по сегодняшний день со мною рядом. Когда я относил документы для перерегистрации церкви, список учредителей остался все тем же. Это редкий случай — обычно меняются все.

— Есть ли что-то, чего Вы боитесь?

Знаете, когда уже большая часть жизни прожита, то хочется успеть побольше сделать. Боюсь, может быть, одного — не того, что чего-то не успею, а то, что не хватит сил сделать, то, к чему Бог призвал.

— Есть ли у Вас мечты?

Бог вообще исполнил все мои мечты. Вот я хотел быть географом, ездить по всему миру. Когда я стал пастором, люди стали приглашать меня. Я посетил много стран, во всяком случае, три континента или четыре.

— Что Вы больше всего цените в людях?

В людях я ценю верность, постоянство, пунктуальность. Страшно не люблю сам опаздывать, не люблю, если кто-то опаздывает. Не люблю необязательных людей. Люблю людей честных, верных.

— Книги читаете?

Сейчас не так много. Читаю, в основном, христианских авторов о лидерстве, управлении, потому что недавно закончил магистратуру в сфере христианского управления. Нравятся книги по истории евангельских пробуждений, о героях веры, об их подвигах, служении. Конечно, в Интернете больше читаю.

Сергей Цалко о своем призвании, страхах и жизненных приоритетах

— Что для Вас является приоритетом?

Я фанат семейных ценностей. Для меня это очень важно. Я оцениваю служителя по качеству состояния его семьи. На мой взгляд, если человек в своей семье не может иметь порядок, правильные отношения построить и служить правильно своей семье, как он может служить в церкви? Можно создать организацию и быть хорошим руководителем, но насколько это больше? Мне нравятся люди, у которых крепкие семьи. Я люблю говорить о семье, о семейных отношениях, о служении, о становлении мужчин, становлении женщин, роли родителей, воспитании детей. Для меня это очень важно.

Сергей Цалко о своем призвании, страхах и жизненных приоритетах

Конечно, мне хочется, чтобы мои дети имели счастливые семьи, и у них в жизни было все хорошо. Без семьи — ни туда, ни сюда. Согласитесь. Если церковь будет отстаивать семейные ценности, то в обществе будут крепкие семьи.

Интервью брала ШЕВЧЕНКО Анна, специально для NGNews.org

Комментарии