Протестантский пастор: “Путин превратил наши жизни в ад!”

война на Донбассе

В Сакраменто на телеканале “Импакт” состоялся телемост с находящимся в осаде в восточноукраинском Мариуполе протестантским священником. Собеседник телеканала, пастор Геннадий Мохненко, в эфире заявил, что “многие ДНРовцы воюют на стороне России за наркотики”, местные “христиане по ночам разрушают памятники Ленину”, также, он обвинил Владимира Путина в происходящем в Украине “аде”, назвав российского президента лжемессией.

Влад Скоц: Геннадий здравствуйте, я хотел было спросить вас о делах, и перед эфиром захожу на вашу страницу в Фейсбуке, читаю, позвольте, я процитирую:

“Тяжелый день… Одного из моих пацанов здорово порвало на войне… Хреново (простите не пасторскую лексику… у меня справка… я контуженый) на душе… Ушел с конференции… не смог присутствовать… Сижу в кафешке… полная апатия и депрессия… охота (ладно не буду об этом…)… и еще очень хочется проклясть весь этот мир со всеми уродами-политиками оптом…”

Объясните, собственно, что происходит?

– Наверное, у нас сейчас крайне тяжелое время, когда пришла война, когда ты получаешь новости и видишь своих сыновей, пацанов окровавленным и разорванным в клочья… Это случилось и в моей жизни, когда мне прислали ролик, где одного из “тяжелых” ребят, наркомана с детства, беспризорного, окровавленного вытаскивают с поля боя, вместо ноги – какие-то жалкие остатки, буквально кости, мышцы нет, и ты не знаешь, что с ним и как, конечно на душе, мягко говоря, плохо.

Много лет мы пытаемся его вырвать, у него были хорошие периоды, когда казалось дело шло, но опять возвращался к наркотикам. В последний раз он пришел ко мне в феврале, и расплакался, попросил помощи, поддержки. Мы забрали его в реабцентр, и я пообещал ему, что через короткое время он сможет придти ко мне в дом, и я помогу. Но он не удержался опять, убежал из реабцентра, и вот теперь мы получили информацию о том, что изуродован, калека. Слава Богу, вчера поздно вечером подтвердилась информация, что он живой, я вышел с ним на связь, он находится в госпитале, конечно, теперь он будет инвалидом всю жизнь, потому что с ногой катастрофическая ситуация.

— Насколько мне известно, он воевал против вас, на стороне ДНР?

– Да, он как и многие наркоманы… Это идеальное войско для, прости Господи, негодяев, я использую самое мягкое слово из словаря, который у меня лезет в голову. Он воевал за негодяев из ДНР, которые набирают идеальное войско из наркозависимых молодых людей.

Мне известны десятки случаев, когда наркозависимые берут в руки оружие, им дают наркотики, деньги и самое страшное – им дают ощущение, что они герои, а не бандиты. Именно так было с Игорем, самое драматичное – на другой стороне фронта находятся его друзья, ребята с которыми он вместе рос в нашем детском реабилитационном центре. Они – добровольцами на стороне украинской армии.

Может помнишь роман “Тихий Дон”, где воюют родные между собой, это конечно страшно. Это страшная, чудовищная война, когда ты видишь окровавленных пацанов… Игорек для меня – дорогой хлопец, я с ним ходил в походы, сплавлялся по горным рекам. Вчера вспоминал, когда попал в эту депрессию, как мы поднимались на вершину Эльбруса. Не простая это штука, скажем так прямо, такие новости получать. У него есть младший брат, мой приемный сын. Ему уже 19 лет и он мечтает пойти в национальную гвардию добровольцем. Я рад, пока его не берут.

— Геннадий, я так понимаю, его подсадили на наркотики и втянули в ряды ДНРовцев?

– Да, много молодых наркоманов воюет на стороне ДНР. Я знаю таких случаев много. Им раздают наркотики, им дают деньги, им дали оружие, нет никакой власти – можешь грабить, можешь насиловать, можешь убивать, и вот тебе – доза. Да, кстати, они говорят – не забудь, что ты герой, как твой дед, который сражался с фашизмом! Так и ты теперь сражаешься с этими “украми”, как они говорят. Это страшно!

— Вам не обидно, когда вы принимаете сейчас человека, которого может вы сами и ранили?

– Это война, здесь работают свои законы. Я, конечно, очень зол на пацана, который пошел воевать против украинской армии за наркотики, но я – пастор. И как отец, как пастор, я готов обнять, простить, хотя теперь я даже не знаю, как пацану выруливать по жизни. Он находится где-то в России, в госпитале, ему оказывают помощь. Я очень рад, что его успели довезти до госпиталя, потому что рядом со мной сейчас находится мой друг, специалист по военным делам, кстати, он также служитель церкви. Когда он увидел характер раны, он сказал, что шансов выжить у мальчишки очень мало. Что вероятнее всего, он не доживет, истечет кровью, до тех пор пока успеют в госпиталь. Я рад, что успели!

— Из вашего окружения, друзей, знакомых, других сыновей, много таких, которые готовы воевать против вас, против украинской власти, за ДНР?

– Таких, слава Богу, немного! В основном, те ребята, которые вокруг… У нас есть члены церкви, наши мальчишки-пилигримовцы, которые стали добровольцами и на стороне украинской армии защищают нашу землю. И это тоже непростые переживания, когда ты видишь своих пацанов, воспитанников, которые идут куда-то под выстрелы, под бойню, которую развязали политики, негодяи, олигархи ради своих идей, ради своих амбиций, рейтингов. Очень хочется, чтобы эта война как можно быстрее ушла в прошлое!

— Как пастор, до недавнего времени вы занимали аполитичную позицию, в частности вы не вмешивались в Майдан, когда было свержение бандитского режима Януковича. В последнее время, дайте посмотрим вашу страницу в Фейсбук: мы видим фотографию с автоматом, в шлеме, в бронежилете! Что это, лик пастора? Как это объяснить?

– Я действительно был аполитичным человеком всю свою жизнь. Я никогда не верил в политику, я никогда не лез в политику. Но война это не политика уже! Одно дело когда кандидаты, депутаты сидят в студиях, ругают друг друга, мне это абсолютно неинтересно. Я не очень верю, что из-за политиков в лучшую сторону изменится моя страна. Я верю в народный дух, который должен изменится, чтобы менялась Украина! Но сейчас это не политика, это война! Это взрывы, бомбежки твоего города, стрельба, убийства на улицах. Зло приходит прямо в центр твоей жизни, жизни твоих прихожан, твоих братьев, сестер. Когда ты спишь и просыпаешься от грохота самолетов или взрывов “Градов”, которыми “лупасят” по окраинам города.

На войне пастор должен быть там, где люди! Пастор должен быть там, где проблема. Церковь должна быть в проблеме, мы должны идти в эпицентр проблемы и наступать на острые проблемы в обществе! Когда война приходит в страну, пастор не может удалиться в сторонку и проповедовать на текст из Библии “посмотрите как лилии цветут…” Я называю этот вариант устранением от реалий, псевдо-христианским буддизмом. Состояние, когда пастора считают, что во время войны они могут ничего не говорить, страшное!

Что касается Майдана, я всегда был противником революций! Я высказывал свое непонимание о зле и насилии с обеих сторон. Мне не охота видеть, когда силой свергается власть! Для этого должны работать механизмы, но, к сожалению, в украинском случае, как и в российском, политические механизмы абсолютно скованы, коррумпированы. И когда нет оппозиции, нормальной возможности диалога с властью, тогда начинаются силовые варианты. Это большая беда. Меня возмущает, когда насилие применяют по отношению к манифестантам, и не в меньшей степени, когда манифестанты начинают “лупасить” солдат в оцеплении.

10151173_10202641702750560_4711506723546962871_n

Я наверняка обижу многих христиан, но для меня крайний пацифизм, когда христиане говорят, что у человека нет права на защиту слабого, того кого убивают – странная идея. Я всегда считал, что христианин может работать в полиции, остановить насилие, бандита, убийцу, грабителя. Это просто обязанность христианина, если он может это сделать! Поэтому я абсолютно нормально отношусь к праву христианина служить в армии и защищать свою землю от бандитов, от грабителей, от криминала, который возмнил себя спасителем моей страны!

Что касается фотосессии с оружием, которая нашумела, мне прислали много комментариев; мы с ребятами строили блок-посты для украинской армии прямо на передовой линии. Рядом с нами всегда были солдаты с оружием, которые охраняли нас. Иногда солдаты брали лопаты и помогали нам, а мои сыновья – автоматы и стояли рядом с оружием. Когда у нас был обеденный перерыв, солдаты устроили мальчишкам лекцию про оружие. Ну и, конечно, пацаны попросили меня сфотографироваться с оружием! Мы назвали эту фотосессию “Владимир Владимирович, давайте жить дружно!”

Я хочу повторить, что не нужно Путину продолжать эту агрессию, потому что уже сегодня немало христиан взяло в руки оружие и защищают свою землю! Я очень далек, чтобы осуждать их за это! Если путинские войска, бандиты будут продолжать убивать людей, я наверное, позвоню епископу и попрошу снять с меня сан, что позволит мне стать рядом с пацанами и защищать мою землю! Звучит очень “духовно”, когда ты говоришь, пусть погибают другие за твою жизнь, семью, детей! Пусть умирают твои дети, а ты стой в стороне! Я сколько смогу буду удерживаться от этого!

Я умоляю христиан, которые находясь вдали от военных действий, осуждают христиан, берущих в руки оружие… Я не могу называть имен, но буквально в метре от меня находится человек, служитель, пастор церкви, который сегодня защищает мою страну! Он служит сегодня в спецслужбе. Ему дала эта страна за защиту земли орден, в качестве благодарности. Это за первых 500 сепаратистов, к уничтожению которых имел отношение мой брат во Христе. Я не могу сказать, что он отступил от веры во Христа и занимается чем-то христианину неподобающим, и я очень прошу христиан, которые не нюхали пороху, не переживали, когда врываются в твои дома, убивают близких, не спешите ставить оценки!

— То есть, орден, который вы показали, вручили вашему брату-христианину за то, что убил 500 человек, я правильно понял?

– Непосредственно он не находится в окопах, он содействует тому, что вычисляются места расположения бандитов, агрессора. То есть, он не сам лично с автоматом это делал, но он работает в спецподразделении. Я не могу больше детализировать, т.к. это закрытая информация.

— Т.е. фотосессия с оружием была показухой, вы не участвуете лично в военных действиях?

– Я не участвую пока, но не дай Бог, докатиться стране до того, что я, как священник должен буду это делать! Но я участвую в обороне моего города, вместе с сыновьями мы роем окопы, строим блиндажи, на днях построили современный мощный блок-пост. Мы вместе с солдатами на передовой, которая периодически обстреливается, это действительно рискованно. Наша младшая детвора отчасти эвакуирована, отчасти находится в Мариуполе. Я не принимаю участия в атакующих боевых действиях, но в защите города.

1907431_10202641705950640_942203305592545682_n

Мне христиане присылают какую-то ахинею, говорят, зачем ты это делаешь, это не духовно! Послушайте, что-то люди совсем не понимают о жизни! Мы видим, как в Мариуполе поднялся народ! Стихийные митинги, не организованные политиками, военными, просто люди поднимаются, говорят, “нас не нужно спасать, товарищ Путин”! Мы только начали нормально дышать от ваших ДНРовцев, забирайте их в Россию, если они хотят, с ними стройте красный православный проект прямо в Кремле!

10645111_10202641702510554_1592820800473962386_n

Быть радикальным пацифистом легко, когда ты находишься там, где неплохо работает полиция, мирное небо над головой и бандиты не рвутся в твой дом. Нужно останавливать и наказывать, делающих зло! К сожалению, в Украине зло приобрело масштабы войны и армия выполняет функцию Божьего слуги, пытающегося останавливать бандитов и убийц.

Самое смешное в этой ситуации это то, что подавляющее большинство людей, советующих, что мне не делать и не говорить, как мне себя не вести, живут либо в Европе, либо в Америке, либо в России! Когда ты слышишь укоры от людей, спокойно просыпающихся в своих дома, укладывающих своих деток в кроватки… Я помню, когда ночью младшие пацаны не могли заснуть, они говорят: “Папочка, идет война, мы боимся заснуть!” Я уложил их в ту ночь, а сам не мог заснуть до рассвета.

Я похоронил своего друга, прекрасного пастора в Мариуполе, у него осталось четверо деток, малыш пошел в первый класс без отца. Среди бела дня его убили в центре города. Расстреляли просто; несколько пуль в голове. Вы знаете, что в Славянске четверых служителей, сыновей пастора убили? Просто пришли на собрание, идеологически подкованные грабители, убийцы, которые говорят о какой-то русской весне!

Я прошу обратить внимание христиан, которые рассказывают мне что, украинские войска это фашисты, которые воюют с правильными героями, хочу обратить внимание, что помимо криминала и бандитов, которые там находятся, там также идеологи, которые строят так называемый Красный православный проект! Мало кто из христиан обращает на это внимание! Мы проходили уже и Православный в тысячелетней истории Руси, мы помним, к чему это привело! Мы проходили Красный с десятками миллионов жертв! Сегодня они какую-то гремучую идеологическую смесь предлагают нам, это сатанизм в кубе!

— Есть ли русские войска в Мариуполе, какая там ситуация?

– В 20-30 км от моего города стоят русские войска, это глупо доказывать для тех, кто здесь живет! Мы воюем с регулярной российской армией! Мы воюем в российскими офицерами и десантниками, спецназовцами, с их техникой, которую сюда засылают, даже уже не сильно замазывая опознавательные знаки! На своей броне российская армия приносит к нам бандитов! На броне российской армии сидят наркоманы, криминальные авторитеты и хотят построить какой-то новый мир в Донбассе, Луганске! Это безусловно интервенция России.

Я подчеркиваю, я люблю Россию, я вообще – русский человек! Моя мамка – из под Питера, батя – из под Курска. Подчеркиваю, это война не между русскими и украинским народом, а между политиками, эту войну инициировали кремлевские старцы, уже 15 лет сидящие в креслах. Это война сатанинских идеологов, которые прислали эти армады сюда!

Я уверен, что мы увидим окончательное разрушение Советской империи. Не понять того, что сегодня происходит в Украине, если не видеть картину в целом: это стагнирует советская империя. Я понимаю, что это, наверное, странно звучит, но только сегодня умирает СССР, идеологически, экономически, социально.

Не случайно в моем городе, как и по всей Украине идет странный для войны процесс под названием “ленинопад”. В свержении идолов самым активным образом участвуют христиане, по ночам. Это действительно крах Советского Союза.

Россия будет переживать страшные времена, развала остатков империи уже непосредственно на территории России. Эти жуткие времена ждут моих братьев в России – историческая логика к тому ведет. Несмотря на то, что сегодня из уст части россиян мы слышим укоры и насмешки, предательства, я обещаю молиться и быть рядом сколько смогу!

Те, с которыми ты молился и ел за одним столом, поливают тебя грязью, за то, что ты говоришь: “Не нужно нас спасать, господин Путин! Не нужно заливать кровью мой город! Хватит, у меня в городе сожженные здания! Мы уже пожили под ДНР два месяца – разбитые здания, сгоревшая мэрия, уничтоженный штаб милиции, уничтоженные здания, пережившие две мировых войны, стрельба, смерть на улицах города, грабеж!” Когда ты говоришь это, а кто-то из России говорит: “вы не понимаете, Путин пришел вас спасать! Вам нужно поддерживать России, Путин для вас – мессия! Я тот – кто решу ваши проблемы!” Таких я вижу массу!

Сегодня Путин, это классический лжемессия, лжехристос! Он говорит, я решу ваши проблемы! Я спасу вас! Я освобожу вас! Они придумали проблемы с языком, они придумали проблему с какими-то бандеровцам, которых никто никогда живьем не видел у нас на Донбассе! Это политические лжехристы. Это идеологические лжемессии! Когда я вижу, когда наши братья-христиане не верят своим братьям, верят и поклоняются своим политическим идолам… Мы говорим, это правда, мы воюем с вашими войсками, наши солдаты убивают в окопах ваши солдат.

“Нет это не правда, вы все врете!”

С российскими офицерами наши офицеры ведут переговоры. Они бьются с российской техникой, с российскими диверсантами! И когда ты видишь, что твои братья из России отворачиваются от нас, иногда проклинают, смеются над нами, издеваются… Я говорю от своего имени: я прощаю вас, я не держу на вас зла.

Мы еще поплачем вместе, мы еще обнимемся с теми, кто сегодня издевается, оскорбляет нас, хулит нас, и кто при этом называется нашими братьями. Мы не в обиде, мы понимаем.

— Большинство христиан-россиян, которые вас предают, смеются или есть такие, кто помогают подпольно?

– Огромное количество верующих людей в России прекрасно понимает, что происходит. Этим летом мы доехали на велосипедах до Владивостока, всю Сибирь, Урал, Центральную Россию – у меня огромное количество христиан, пасторов, которые прекрасно понимают. Я понимаю, что им сложно, живя в России под ФСБэшным контролем встать и в открытую заявить слова поддержки Украине. Но некоторые делают и это, и я очень благодарен им за смелость, жертвенность! Я прошу христиан, если вы не можете выйти на площади ваших городов и попросить вашего президента остановить эту войну, как минимум, молчите! Молитесь за нас!

И многие делают это, а те, кто открыто смеется и поддерживает эту агрессию, прости им Господь, не ведают, что творят!

Спасибо всем русским людям, кто не превратился в идолопоклонников и последователей лжемессии, Путина, лжеспасителя, а кто понимает, что президент России и его фсбэшная, советская клика развязала страшную братоубийственную войну. Путин – братоубийца! Серийный братоубийца. Если Чикатило убил 50 или 60 человек, войдя в историю и голова его покрыта позором, то Путин уже убил несколько тысяч. Только сейчас я услышал цифру – 2 500 регулярных российских солдат было убито, десантников, мальчишек! Около семи тысячи ополченцев.

— Геннадий, вы не боитесь открыто проклинать кремлевскую власть, режим Путина? Не страшно за жизнь?

– Влад, я же не сумасшедший, конечно страшновато! Просто мне не в первой: кто только уже не объявлял меня покойником! Это делали наркоторговцы в моем городе, когда мы шли против их беззакония и убийства. По сути тоже самое делает кремлевская клика! Я писал стих из Библии к наркодилерам из моего города, которые грозили мне расправами, объявляли меня покойником, этот стих я адресовываю сегодня Путину: “проклят тот, кто тайно убивает ближнего своего!” Было бы легче, если бы президент России открыто объявил войну Украине, тогда бы у этой войны были бы хоть какие-то правила! А когда тайно, улыбаясь в глаза мировым лидерам, журналистам, президент ядерной державы нагло врет! Это подлость высшего разряда!

Две недели назад мне звонил представитель спецслужб, который благодарил за гражданскую позицию, за окопы, которые мы роем, блиндажи. Он сказал, пастор Геннадий, предпримите особые меры безопасности, потому что количество угроз в ваш адрес среди сепаратистов, зашкаливает! Угрозы могут в любой момент выплеснуться!

— Вы с автоматом спите?

– Меня не охраняет спецназ, я пока еще не приобрел автомат Калашникова и бронежилет в личное пользование, даст Бог – переживем! Я живу достаточно открытой жизнью, каждый день проезжаю блок-посты, где не знаешь кто сидит за этим кустом. Не сложно со мной расправиться, если они решили наметить. Но, наверное, я не достоин умереть от пули ДНРэровского снайпера, это слишком красивый уход из жизни!

— Уже были какие-то попытки?

– Слава Богу нет, но угроз было очень много! В ежедневном режиме. Мы строим блок-посты, вокруг города, помогаем солдатам, нам пишут ДНРовцы, “мы – вас”, мат-перемат, “зароем в этих блок-постах, сдохните” и т.д.

Я надеюсь, что украинские солдаты смогут защитить нас и мы всеми силами стараемся поддерживать наших защитников. Это потрясающие люди! Блок-пост, который мы построили контролируется взводным командиром, интеллигентным молодым офицером, который соврал своей жене, что его вызвали в военкомат, бросив поддельную повестку в свой почтовый ящик и ушел на фронт добровольцем! И сегодня он стоит между мной, моей семьей, моими близкими, детьми, республикой “Пилигрим” и бандитами. Подчеркну еще раз, когда они приходят на какую-то территорию, они не дают возможности поклоняться Богу. Для тех, кто смотрит российские каналы еще раз: это бандиты, которые приходят в наши города, запрещают богослужения, отбирают молитвенные дома, арестовывают, избивают, пытают, убивают пасторов, отбирают церковное имущество.

Когда приходит украинская армия, она освобождает наши молитвенные дома, наших братьев-христиан.

— Это правда, что за голову протестантского пастора ДНРовцы установили таксу?

– Неоднократно из уст ДНРовцев звучало, что “вы – наши враги! У нас есть приказ вас расстреливать!”

— Кто их снабжает оружием, наркотиками?

– У них все схвачено! Оружие им поставляет Россия, вместе с солдатами, тяжелое вооружение. Моего друга-доктора, замечательного служителя арестовали в Славянске. Когда Славянск был захвачен террористами, он вывозил беженцев из города и когда проверяли его машину, увидели у него Библию. И вывод был сделан мгновенно: ты – сектант! Потому что, у какого “нормального” христианина будет Библия в машине?

Его арестовали, кинули в подвал СБУ, в тот самый подвал, где убивали людей, пытали, вспарывали животы! Я благодарен, что мой друг остался жив: утром все куда-то девались! Они не верили своему счастью, что могут вернуться в свои семьи.

Они очень четко оценивают евангельское христианство – это их враг! Все христиане, всех конфессий, кроме Московского патриархата это их враг! И я их понимаю, потому что это действительно так! Для меня эти люди – идеологические враги! Их идеология – сатанизм, бесовщина, терроризм, я даю этому внятную оценку, как и все священники, которые понимают о чем идет речь.

— Геннадий, расскажите о вашем детдоме, о вашей семье, где ваша семья сейчас находится?

– В ту ночь, когда на Майдане людей убивали снайперы, мне приснилось, что я сижу в машине с разбитыми окнами, через несколько недель это случилось! Наш пилигримовский автобус, с криками “бей бендеровцев!” по ошибке, был разбит вдребезги! Стрельба по колесам, пистолет, приставленный к голове моего бывшего воспитанника! Чуть не поубивали моих сотрудников и друзей!

Первый раз мы вывезли наших детей, когда город был захвачен ДНРовцами и на улицах людей убивали, грабили, сжигали дома, сыпались угрозы в наш адрес. Потом, когда украинская армия освободила Мариуполь, и вернули наш детский дом, дети были рады вернуться домой! Но, к сожалению, российские танки захватили Новоазовск и двинулись в сторону Мариуполя. Мы среди ночи, по тревоге подняли наш детский центр. В два часа ночи я поднял сотрудников “Республики Пилигрим”, спящих, ничего не понимающих детей мы “упаковывали” в машины, микроавтобусы и вывозили их во второй раз.

Часть наших воспитанников находится сейчас в эвакуации на Западной Украине. Они – у тех самых бендеровцев, которыми тут нас пугали! Им помогают, как могут христиане и нехристиане Западной Украины! Они хоронят своих сыновей, которые умирают здесь на войне, и несмотря на это, помогают детям из Донбасса!

Братья мой! Перестаньте верить российскому телевидению! Я призываю вас всех, отключите эти сатанинские, дьявольские каналы, которые вам врут! Нет никакой войны с бендеровцами! Это война человеческого с сатанинским! Западные украинцы, пацаны, защищают мой город, мою семью, моих детей и умирают за это! Поэтому никакой войны в Украине между Донбассом и “западэнцами” нет: это война между бандитами и российской армией между нормальными людьми.

Мы надеемся и верим, что украинские города останутся украинскими. Я знаю, там громадное количество людей, которые мечтают, чтобы украинская армия освободила эти города! Им врут, им рассказывают, что их бомбит украинская армия день и ночь. Правда, что террористы стреляют по городам, тут же подъезжает российское телевидение и рассказывает, что это украинская армия! Они сами “лупасят” по городам ради пропагандистской идеи – нас расстреливают украинцы! К сожалению, тому сотни примеров!

Не хочется верить, что люди доходят до такой степени сатанизма, дьявольщины, но это правда!

Сейчас мы подумываем вернуть наш детский центр, но ситуация под городом остается напряженной. Российские танки и ДНРовские войска, наемники находятся всего лишь в 20 км от моего города. Постоянно идут обстрелы. Диверсионные группы засылаются в город, слава Богу, многие из них обезвреживаются службами украинскими и солдатами. Мы не знаем, что будет дальше, если нам удастся мирный как-то процесс углубить, то мы вернем детей.

Часть детей находится в Мариуполе, мы готовы к экстренной эвакуации из города в случае, если армия начнет вторгаться в Мариуполь, бомбить Мариуполь, об этом ходят ежедневные слухи. Мы готовы в течении часа-двух-трех эвакуировать людей.

Мы готовы к действию подпольной церкви. В случае захвата города, церковь будет переходить на подпольный режим, потому что никакой возможности поклоняться Богу открыто днровцы, лнровцы христианам не дают!

К моему великому сожалению, я не смогу находится в городе, потому что я в списке врагов. Мне придется выезжать. Есть многие люди в моей церкви, которые не смогут находится в случае захвата города. Если, вдруг, что случится, мы думаем уехать в сторону Западной Украины и там искать какоe-то помещение, в котором мы смогли бы продолжить работу для детей-реабилитантов и принимать людей из нашего города.

— В чем ваша семья и вы лично испытывает нужду на сегодня?

– Мы нуждаемся в мире, в молитвах и поддержке друзей. Я хочу сказать тебе лично и твоей команде за поддержку в непростые времена! Просто спасибо! Мы никогда не копили на черный день, но он пришел. Конечно сейчас, очень много нужд, которые касаются беженцев, у нас живут немало беженцев. У меня в семье живут люди, которые побросали все: их дома разбомблены, таких людей очень много на наших плечах. У меня дома живет девчонка, которая убежала из своей разбитой снарядом квартиры с одной сумочкой!

Я знаю, что многие инициативные люди и в Сакраменто и других городах что-то делают, пытаются нам помочь, спасибо всем!

 

Источник: slavicsac.com

Комментарии