«Я злюсь»: выбор между разрывом и близостью

"Я злюсь": выбор между разрывом и близостью

Во время сессии клиентка просит разрешения выпить воды. Она набирает воду в чашку, но… допускает неловкое движение, и роняет ее на пол. Чашка разбивается.

….Немая сцена длится несколько секунд.

Я вижу ее неловкость, даже стыд. Тело ее выдает: оно сжимается и ссутуливается.

Я переживаю свои чувства… Выбирая посуду по своему вкусу, привозя ее из стран своих путешествий, я привязана к ней. Мне жаль мою чашку, потому что она мне нравилась, и я чувствую злость.

Мы молчим еще несколько секунд. У меня есть выбор – промолчать, успокоив ее в духе: «Ничего страшного», но тогда я совру. И я могу предъявить свои чувства, создав острый момент в нашем контакте.

Если я утаю себя, она может почувствовать облегчение, но тогда меня в контакте не будет. И у нас не будет шанса побыть со своими подлинными чувствами. Не будет шанса сблизиться.

Близость – это не только чудо сочувствия и сопереживания. Это готовность быть настоящими в том, что трудно и неприятно. Это необходимость прояснять недоразумения и конфликты. Это готовность делиться не только успехами, но и поражениями.

….Одно неловкое слово – и запускается привычный сценарий конфликта, скандала с последующими обидами, плохостью, разрывами отношений.

— У меня почему-то возникает в голове фраза: «Слон в посудной лавке», — наконец, говорю я.
— Мама моя так говорила…. А еще, что руки из ж…. растут.
— Что ты чувствовала тогда?
— Стыд,… Ужасно злилась на себя, что расстроила маму.
— Эти чувства ты переживаешь сейчас?
— Да….
— Я тоже переживаю чувства…. Я чувствую злость… потому что мне дорога моя посуда, и мне жаль чашку.

…. Еще с минуту мы молчим. Потом я спрашиваю:
— Как тебе то, что я сказала?
— Удивительно…. С одной стороны, неприятно… С другой – от чего-то становится легче.

Я чувствую что-то другое. Не то, что с мамой.

….Когда вы берете ответственность за свои чувства, предваряя их местоимением «Я», вы проводите границу. Вы снимаете ответственность с Другого за то, что переживаете.

Только человек с невероятным объемом внутренней вины, и без малейших навыков рефлексии, не способен это выдержать. Только человек с ужасающим ощущением своей плохости не заметит эту границу, привычно воспринимая ваши чувства как очередное обвинение.

— Ты хотела бы, чтоб я не сообщала тебе о своей злости?
— Быть может, я почувствовала бы облегчение — по-детски… Но как взрослый человек я упустила бы то важное, что происходит сейчас.
— А что происходит?
— Что-то сближающее… Что-то настоящее.

…Потом мы еще немного говорим о том, что можно сообщать друг другу в контакте. В том числе о том, что касается границ. Моя клиентка расправляет плечи и улыбается. Возможно, без этого инцидента мы еще нескоро заговорили бы о таких важных вещах.

…Когда мне мои близкие люди сообщают, что злятся на меня, я почти радуюсь.

Это шанс на Встречу. Это – шанс узнать друг друга на более глубоком уровне – на уровне ценностей, убеждений и выборов. Это – шанс стать ближе.

И я, как и все остальные, не люблю обвинения. Я не люблю и не хочу быть в слиянии, и отвечать за чужие чувства.

автор: Вероника Хлебоваэкзистенциальный психолог

Комментарии